Биография

Родился я на Неве. на одной (ныне несуществующей) верфи  - Петрозаводе. Ее Петр Первый заложил . Стояла она на том месте, где планировали башню Газпрома поставить, но не поставили, возможно, для меня место берегут? Металл на мой корпус шел  из трофейной техники  и из руды, добытой в рудниках всей страны. “Внутренние органы” привезли: с завода им. Молотова, из Таганрога - паровую машину, котел - из Колпино,с Ижорского завода.

Адмирал на Неве
  Фото из сдаточного акта

Весь Союз трудился над моей постройкой и над доброй сотней моих братишек и сестричек. Говорят, что главным нашим конструктором была женщина. Честь ей и хвала! Некоторые из нас , как и я, были построены с бронированной рубкой, арт погребом и усиленным набором палубы, для установки пушки. А лебедкой можно было мины тралить. С 1954 года понастроили нас, адмиралтейцев, ударников, рудокопов, монтажников и номерных, ВМФ - овских, всех и не упомнишь! Свыше сотни 730-ых спустили на воду.  И трудились мы во всех портах большой страны. Буксировали, кантовали, ломали лед, снабжали водой и топливом, тушили и спасали, давали пар для строящихся судов и гидросооружений.

730 во льдах

Словом, куда только нашу горячую семейку не посылали трудиться . Морской люд прозвал нас “рюриками”. Никто, даже всезнающий стармех - дед, по нашему, Митрич не знал историю этого прозвища. Пароходов тогда много было. А сейчас ( по безграмотности морской), даже суда с дизелями пароходами называют.

В Питере было много моей родни по верфям, в портофлоте и в ОВСГа. Много капитанов и механиков, начавших свой путь на первой морской практике с 730 ых ещё в действуещем флоте. Поспрашивайте, пусть вспомнят, как кидали уголек или бегали с ведром углей на камбуз. Плита на камбузе ведь была на углях из котла.

Меня приписали к Ленинградскому Адмиралтейскому объединению, назвали “Адмиралтейцем”. Крестной матери я не знал... Определили на его сдаточную базу  в Таллин, в Беккеровскую гавань, с богатой историей. Перед первой мировой, там строили ледоколы, эсминцы, типа “Новик”.

 Из приемного акта  

Капитанов всех не помню.Но “роды” принимал капитан Ковшарев и старший механик Гуралюк. Хуторецкий Иван Михайлович,  умный и хороший человек. Ухаживал за мной как за своим родным сыном. Капитан Пылдвер. Затем третьим помощником пришел Олаф Ваармаа , это когда Хрущев из армии 1 млн. человек сократил. Потом он капитаном стал. Мы  обслуживали все новые суда, которые в Таллине сдавались - атомные ледоколы “Арктика” и “Сибирь”, танкера “Варшава” и “София”- 4 тысячники, штабное судно космической связи “ Маршал Неделин”. Около 200 судов посчастливилось мне обеспечивать. Из Ломоносова  приводил на испытания ракетные катера, фанерой обшитые, для секретности. Так на них во время пусков баранов держали, для исследований каких - то. Сначала я на угле ходил, по 60 тонн бункеровали. Грузили большей частью вручную, тачками. А потом еще и какой получишь, если Польский, то хорошо, а если наш, с севера, то намучаешся. Кочегаров было шесть человек, а штат был  на восемь, но не брали. Обитаемость не позволяла. Механики тоже хорошие были. Бывало даст капитан команду - “самый полный”, так они выговаривают ему - “ что машину калечишь!”  Люди трудились на славу. Десятилетиями.

Капитан Олаф Ваармаа  Значки кораблей  которые обслуживал “Адмиралтеец” 

Спасать приходилось порой и другие суда. “ Тайфун “ на подводных крыльях, обесточился на испытаниях от ударов волн, а посланный ему на помощь буксир “Зарянин”, сам сети намотал на винт, так я их обоих спасал. Севшую в Швеции на мель подлодку готовы были идти спасать, мы ее по Палдиски знали, заводили - выводили в Южную гавань. “Варшавянки” , новые подлодки, тоже приходилось обеспечивать.

Читай дальше