Док

Через несколько часов показался знакомый порт Локса. Здесь, на верфи, мы часто бывали , а рядом станция размагничивания подводных лодок в Хара. Может попыхчу ещё?
Подвели к причалу и оставили… Но ненадолго.  Завели в док и подняли. Выдернули вал. Слава Богу! Значит на ремонт! Отмыли, сделали замеры толщин обшивки. Привезли вал с новой бронзовой облицовкой! Ого, такого раньше не было. Значит поживем! Тут -то я и предстал перед яхтсменом во всем величии. Не представлял он, сколько меня под водой, ниже ватерлинии спрятано. Покрасили подводную часть. Теперь понял он, что я не яхточка какая то.
Путь до Таллина пролетел незаметно, настроение поднялось ! Думаю, можно этого парнишку - яхтсмена и хозяином уже называть. Он ведь по людскому веку постарше меня. А меня уже списать хотели... Пришвартовали меня  в Гидрогавани, там в первую мировую гидросамолеты базировались.

А сейчас, в 1990 , маяки собирали и буксировали их к месту установки. Уникальные работы. В 2011 там Морской музей открыли. Прямо в тех ангарах. Будете в Таллине, сходите, посмотрите, не пожалеете.
Начали меня драить, шорошить и красить.

Гена Байдак и Виктор Ластавка Василий Кормилец Александр Фомин

Что-то срезали, что-то приваривали. Козлы! Так ведь и  устроили пожар. У меня утеплитель из бумаги, из папье - маше, по - французски. Что им, французам, хорошо, то нам, пароходам,….Ну да ладно, погасили. Будут знать! Поменяли и изоляцию. А заодно и каюту подгоревшую перестроили под салон. И началось. Яхтсмен тот был ещё и шлюпочным столяром, так под это дело и кают-компанию дубом-ясенем обшили. Я и так строился по спецзаказу. Сервант в кают компании и мебель у капитана в каюте была из дуба. А на левом борту, на  гальюне, на латунной табличке, красовались немецкие, как полагали,  буквы - ВеСе. Главное, что сделали за этот ремонт,- фекальные танки соорудили, раньше все за борт лилось. Да гальюн, марки “Орел” поменяли на унитаз. Очень мне он потом пригодился. Но теперь вообще непонятно, зачем я им?
Впервые тогда на борт взошли иностранцы. Яак Уннук , яхтсмен и буерист, привел финнов, посмотреть на русский пароход. Ужас! Раньше их  дальше гальюна на левом борту,  не впустили бы, он для того и был предназначен.
Покрасили меня по новому, даже изящную синюю полоску по надстройке провели. Мелочь, а приятно!  Я уже несколько лет стоял у стенки и не отходил. Нашли мне стармеха - универсала, или по нашему - деда. Митрича, Ефимова Георгия. 

Приняли 40 тонн воды.Натаскали обрезков шпал от клеток под маяки и начали поднимать пары . На второй день, подняв давление в котле до марки - до 15 килограммов и прогрев машину, мы вышли из гавани! Ах, какое это наслаждение. Тикает циркуляшка, прогоняя забортную воду через конденсатор, охлаждая отработанный пар. Тихо двигаются шатуны золотников, стучат клапана питательного насоса. Медленно вращается валопровод. Звучит гудок, сначала сипловато, как бы откашливаясь, а затем во всю мощь, на весь полуостров Копли и до Старого города. Ходовые прошли по плану! Хоть и на дровах.
Можно возвращаться в яхт-клуб, покрасоваться перед яхтсменами.

 1990. г. Пирита  Зоран на покраске

Читай дальше