Таран 2001 года

Денег на оборудование не хватало. И тут опять удивительное приключение. Сидят Игорь и Наташа  у Любиши Душановича и Маргариты Ивановны дома и вдруг звонок: “в нас врезался катамаран “Нордик Джет”, стоим с креном”. Хозяин  за 5 минут, через весь центр пролетел.

Примчался, картина - бык залез на корову, смех сквозь слезы. Стою я, а сзади на мою корму залез катамаран. Кто не знает, что это, объясняю -пассажирское судно с двумя корпусами, параллельно стоящими, а над ними каюты и гараж для автомобилей и автобусов. 60 метров длинной,  а у меня всего 32 метра, вот на левый борт и накренился. Хозяин бегом в кормовой кубрик, проверить, не пропорол ли он своими волнорезами, выступающими на два метра,  обшивку? Сухо! Машинное отделение - сухо! Тогда дали добро на отход катамарана от борта. Капитан его правильно поступил. Если бы пропорол и отошел, то туда бы хлынула вода со всей силой. Помните фильм  “Тайна острова Бэк - кап“? Ну стали изучать ущерб. Наши по корме ползают, а тут репортеры донимают, что и как. Они тоже в один момент примчались. Да постоянные клиенты с рюмками и вилками в руке по берегу ходят. Они за столиком как раз с того борта сидели, куда катамаран въехал. Картинка! Посмотрели на ущерб - легко отделались. Шлюпбалку кованую смял, релинг - ограждение снес, да в кормовой кап уперся своей перекладиной. Он хоть и алюминиевый, да масса большая. Поправимо. Вот ему-то повезло больше. При развороте в Адмиралтейском ковше у него отказала гидравлика на управлении водометных  двигателей, и он не смог дать задний ход, и вот с разворота и залез на меня. Противное чувство! Если бы меня не было, он бы сломал свои волнорезы и пошел бы на ремонт на долгое время. Спасли мы его.

На другой день начался “базар” об ущербе. По закону его могли не выпускать из порта до решения спора. Но ущерб был бы огромен. Мы не требовали его задержания.  Начала его фирма юлить. Директор с фамилией Гранрот. Платить за ремонт не хочет. Капиталисты проклятые. Викнги норвежские! Но все же договорились, около 7000 долларов они нам заплатили.  Эти деньги пошли на радиолокатор! Сами отремонтировали, однокласник хозяина Виталий Булахов  из “ Ренеко” выгнул старинные шлюпбалки. Но это позднее. А про нашу катастрофу разнесли журналисты по всему миру. Даже подруга жены хозяина, монахиня из Когалыма звонила, что мол с вами? И набежало народу, любопытно. Все козырные, полный зал и летняя палуба. Камбуз не справляется, стюарды - в мыле. Вот вам и бесплатная реклама.

ПАРОХОД СПЕЦИАЛЬНОГО НАЗНАЧЕНИЯ

Первые выходы мы совершали с представителями водного департамента Эстонии и работниками Морского регистра судоходства России. Приняли несколько тонн солярки, которая заменила мазут. Во время реконструкции под это топливо были уменьшены танки с 40  до 20 кубовых, нам не по карману столько сразу заправить. Вторая половина танков осталась свободной, до лучших времен. Пар поднимали 24 часа, чтобы не перегружать котел, проверяли температуру в разных уровнях котла. Все по инструкции. Хозяин и Петр Барсук, который  после постройки остался работать на судне, прошли курсы котельных машинистов. По очереди дежурили у котла. Хозяин - ночью, а Петр - с утра. Когда давление подняли до 15 кг, максимального рабочего и не обнаружили никаких дефектов, то проверили и работу новой автоматики. Подняли пар до 15,5кг и... форсунки отключились.  Назначили день ходовых испытаний. Собралась комиссия из 8 - 10 человек.

Диплом механика универсала Прокофьева Евгения

Дядя Женя - Евгений Прокофьев, механик - универсал, так величали в официальных документах судовых механиков, имевших право на управление судами с паровой машиной и дизелями. За пару часов до выхода начали разогревать машину. Так положено, все узлы должны равномерно прогреться. Иначе долго она не проживет без ремонта. Дядя Женя к тому времени остался единственным человеком в Эстонии, способным управлять данной машиной. Все другие - или забыли, или боялись, или - вечная им память! Паровиков даже перестали переаттестовывать. Только в Финляндии и России еще остались. Поэтому комиссия должна была убедиться в  квалификации стармеха. Отошли от причала и встали. Электрики, работавшие накануне отхода, перепутали фазы электропитания котла, и форсунки не запускались. Послали такси за ними и через полчаса форсунки заработали исправно. Вышли за ворота порта и пошли вдоль берега. Ох,  как приятно, после шести лет стоянки у причала вновь услышать тиканье поршней циркуляшки, позвякивание машинного телеграфа, переключаемого с малого хода на средний. Машина работала исправно. Вакуум на цилиндре низкого давления был хороший, значит и конденсатор в порядке. Члены комиссии по очереди спускалась в машинное отделение, где дядя Женя демонстрировал высоким начальникам работу реверсивной машинки, которой переключают ход с переднего на задний. Объяснял, как пользоваться штормовыми заслонками и каким клапаном увеличить скорость вращения вала. Самый шик, когда он на полном ходу клал руку на шатун поршня, вращавшегося со скоростью 160 оборотов в минуту и таким образом проверял температуру подшипников и отсутствие вибраций. Капельки из трубочек маслёнок падали в ванночки и исправно смазывали подшипники.

Петр ходил с квачем - большой кистью - метлой и смазывал механизмы. Он уже освоился в должности котельного машиниста и помогал стармеху во всем.  Жара в машине была приличная, капов, как раньше уже не было, свежий воздух поступал только через дефлекторы - трубы на палубах, похожие на курительные трубки. Комиссия осталась довольна ходовыми испытаниями. Стали готовить документы регистра. Поскольку я уже не попадал под всякие конвенции, то Юрий Борисович Василенок придумал такую формулировку - судно специального назначения. Очень мне такая формулировка понравилась. Ведь теперь я мог ещё и с пассажирами на Таллинский рейд выходить.
Так начался новый этап моей истории. Ходить каждый день не приходилось. Хорошо бы ходить постоянно, как в Стокгольме пароходики бегают. Но в Эстонии столько желающих не найти. Жалко, многие никогда не видели паровую машину в работе, даже моряки. Ну даст Бог послужу ещё как экспонат эпохи паровых судов. Короткая была эта эпоха, да дала сильный толчек прогрессу, будь он неладен!
Многих больших шишек мы покатали, а жалко, что простым людям не по карману это удовольствие. Даже в ресторан зайти не всем по карману, не говоря уже о морской прогулкеНу да ладно, придумаем повод пройтись и с простым народом!

Читай дальше